Книжность

...полез зачем-то в верхний отсек стенки, наткнулся на куцые останки своей некогда библиотеки (а если сказать правду - небольшое сборище самых разномастных книг, ныне  почти всех предательски розданных по знакомым), в очередной раз задумался и решил запечатлеть... выжечь на заборе свои тлеющие словеса. В три буквы явно не уложусь, да минует меня мзда.
  Три книги. Рука не поднимается их отдать. Возможно потому, что не нашел замену в электронном виде. Перечитывал много раз, каждый раз поражался. Там нет фантастики, только человеческие взаимоотношения, наше бытие. А упомянул именно эти книги из-за того, что известные произведения и так на все лады откритикованы и воспеты необъятным числом поклонников и критиков. А я вот про эти скажу, но кратко (после аннотаций из книг).

  1. “Каждый охотник”. Роман Татьяны Набатниковой.

[Увлекательный роман, действие которого энергично развивается по нескольким сюжетным линиям. Пересечения и сплетения судеб образуют социально-психологический срез общества. Немало случается драм на путях заблуждений и прозрений, в поисках героями и героинями своего жизненного предназначения.]

  2. “Легенда о Травкине”. Повесть Анатолия Азольского.
[Вадим Травкин, занимающийся созданием и наладкой радиолокационной техники. Фанатично преданный этому делу, он вынужден преодолевать бесконечные препятствия, доказывая свою правоту. На полигоне в пустынной степи проходит немалая часть трудной жизни героя. Впрочем, и в Москве ему не слаще: здесь видят в нем неисправимого прожектера, а то и безграмотного изобретателя]

  3. “Своим чередом”. Роман (неоконченный) Зои Прокопьевой.
[Работа в малых и средних жанрах были «пробой сил» перед главным замыслом, воплощенным в масштабном романе «Своим чередом». Первый вариант эпопеи был создан в 1977 году, в тайге, при керосиновой лампе, за два зимних месяца. Впоследствии Прокопьева неоднократно переделывала роман, в том числе и по требованию цензуры, рукопись кочевала 8 лет по столичным издательствам («Современник», «Советский писатель») и журналам («Наш современник», «Роман-газета») и была опубликована лишь в Челябинске. Впоследствии роман переиздавался.
Роман - эпическое полотно, повествующее о раскулачивании, индустриализации, предвоенных репрессиях и тыловой жизни в большом промышленном городе в годы великого военного противостояния. В центре повествования кузнец, а впоследствии инженер, организатор производства Нил Краюхин и его «народ» - мужики, бабы, дети из сел Истошное, Хитрово, Глинуши - всего 310 человек. Сначала они оказались в тайге, куда их вывезли валить лес - без жилья, продовольствия, инструмента, а потом «народец» перебросили на строительство тракторного Гиганта - на голое, в буквальном смысле, место.]

  Сейчас, спустя много времени, не избежав изменений в собственном мировоззрении, могу сказать: эти три творения оставили неизгладимый след в памяти. И я их нечасто, но регулярно перечитываю. Можно сказать, одни из самых моих любимых. К сожалению, не могу провозгласить того же о мировых классических шедеврах. Видимо не дозрел и уже вряд ли. Но ведь постигать удивительное можно из всех сфер жизни.
  В общем, читая эти произведения, ловишь себя на мысли, что полностью живешь книгой, не видя ни текста, ни страниц. Приходится прерываться периодически - захлестывает. Поражаешься словам, идеям, мыслям, которые нашли авторы. Понимаешь наконец, вот то, что беспокоило внутри, но не могло вырваться наружу многие годы, просто никак не материализовалось в мысль. Про что и поделиться-то не рискнул быть может ни с кем.
  Далее описывать считаю излишним, надо читать. И если не захватит, то значит и не время. Или вовсе не нужно - заменится другим.